Главная | Регистрация | Вход | RSS Воскресенье, 22.10.2017, 04:09
Приветствую Вас Гость

 Личный сайт Егора Скрипко

Queen – A Night At The Opera DVD.
(Перевод субтитров к аудиокомментариям видеоверсии альбома).

Б.М. – Брайан Мэй.
Р.Т. – Роджер Тейлор.
Д.Д. – Джон Дикон.
Ф.М. – Фредди Меркьюри.
Н.Ч. – Неопознанный человек.
Н.Ч2. – Неопознанный человек 2.

(В некоторых местах аудиокомментариев я не понял, кому принадлежит голос. Поэтому этих лиц я обозначил как Н.Ч. и Н.Ч2. Если кто-то захочет помочь опознать их по голосу – напиши мне).


01. ДВУНОГАЯ СМЕРТЬ (ПОСВЯЩАЕТСЯ…).

Р.Т.: "Ночь в Опере" оказался очень значимым альбомом не только для Англии – везде. Он объединил всеqueen_anato_01 то, что мы делали в Америке. На самом деле мы стартовали с третьего альбома (имеется ввиду "Sheer Heart Attack". прим. пеереводчика). Он был, в некотором смысле, решающим на ранней стадии нашей карьеры.

Б.М.: Была дилемма: жизнь или смерть, победа или поражение. И если бы "Ночь в Опере" не сделала то, что сделала – пришел бы конец группы.

Р.Т.: Проще играть (рисковать) и проигрывать, когда вам нечего терять. Мы хотели сделать нечто гармоничное, в том числе и в вокале. Надеясь сделать лучше то, что мы уже делали и объединить с прекрасным, брутальным, тяжелым влиянием, каким было у Led Zeppelin. И в нашем начале. Мы менялись, поскольку мы не стояли на месте. Я бы сказал, что мы хотели объединить два жанра. Мы начали работу над песней "Богемная Рапсодия", в которой была шуточная оперетта в середине, и совпадение было в том, что мы устроились отдохнуть той ночью очень поздно, возможно в два часа и смотрели на тот момент новое видео Братьев Маркс – Ночь в Опере. Мы с Фредди посмотрели друг на друга и воскликнули: "Боже мой – это хорошее название". Мы только что сделали шуточную оперетту, мы сообщили название всем остальным и все с ним согласились.

Ф.М.: "Ночь в Опере" было хорошим названием для того альбома. Я чувствую это, потому что у него было оперное содержание. Мы чувствовали, что должны придумать название что-то означающее. Это было спонтанным решением и было много параллелей. Братья Маркс отнеслись к своей работе с большой ответственностью. У Роджера есть несколько книг об этом. Это он искал и это весьма очаровательно.

Б.М.: Что произошло с "Ночью в Опере", это то, что мы внезапно поняли, что все в наших руках. "Внезапно" – неправильное слово. Это было постепенное осознание. Даже в альбоме "Queen" вы можете услышать много начал тех причудливых экспедиций. Послушайте "Моего Волшебного Короля", там есть многое из "Богемной Рапсодии", использованы образы придуманные Фредди и всеми нами. Мы любили студию, мы находили ее бесконечным, безграничным холстом. Мы жили в замечательное время, новое оборудование только появлялось. Beatles только что освоили технику multitracking (многодорожечность, многокальность) с помощью машин, чтобы двигаться дальше. У нас был доступ к первому 16-трековому и к первому 24-трековому оборудованию. В наших руках были отличные инструменты, и мы были готовы экспериментировать. Как только в ваших руках появляется такая игрушка, и вы знаете, как ей управлять, тогда вы позволяете вашему воображению бунтовать. У нас было замечательное место для этого, и мы любили его. Мы замечательно проводили время.


02. ОТДЫХАЯ В ВОСКРЕСНЫЙ ДЕНЬ.

Б.М.: Мы всегда думали, что эта песня родится первой, так и случилось.

Мы сказали: "Эта песня должна быть не в обычном рок-н-рольном стиле. Мы должны сделать то, что queen_anato_02требует песня". Мы ввели много инструментов и пустили игру по кругу, иногда сильно смешивая структуру. Я полагаю это в нашем стиле. Мы чувствовали себя раскрепощено, потому что у нас была аудитория, которая понимала нас и не хотела, чтобы мы каждый раз делали тот же самый звук.

Р.Т.: Я полагаю, что это была наша идея сделать песню не совсем типичным рок-н-роллом. В наших головах она создавалась немного лениво. Это было всегда не на полном серьезе, но интересно. Мы думали, что было бы интереснее, сочинять ее не спеша, и с юмором упомянуть о нас. Я полагаю, что это не было очевидно другим слушателям. Это было сделано только для нас, одно большое отступление от вашего привычного хард-рок альбома.


03. Я ВЛЮБЛЕН В СВОЮ МАШИНУ.

Р.Т.: Парень, который обычно микшировал наш звук, наш откровенный звук, был нашим на всю жизнь преданным техником и тем, кто был с нами в течение всего трудного времени – этим парнем был Джон Харрис. У него не было подруги, он не любил много есть, он не интересовался печатями или напитками, queen_anato_03у него не было нормальных жизненных интересов, кроме как подолгу мыть свой автомобиль. Он очень любил свой автомобиль, был им увлечен. Мне самому нравятся автомобили, я тоже отношусь к этой теме. Я, конечно, никогда не говорил: "Я хочу спеть эту песню. Раз я написал ее, значит, хочу ее спеть". Но к песне "Я влюблен в свою машину" мой голос подходил лучше, чем голос Фредди. Конечно, есть другие примеры, где он мог спеть лучше других, он мог спеть много моих песен чертовски лучше меня. Фактически у него не было проблем со своим эго. Он был настолько непохож на свой общепринятый образ. Он не говорил всем: "Я – певец. Я собираюсь спеть эту песню". Он только скажет: "Не думаю, что эта песня мне подходит. Она лучше подойдет вам". Таким образом, это случилось, и это было так просто.

Б.М.: Роджер чрезвычайно умен, он очень интеллектуален. Вы не сможете с ним бодро держаться, если вы не обладаете остроумием или спите. Он остер и умен. Он остроумен и находится на связи с миром, который отличается от наc. Он читает газеты, он читает даже музыкальную прессу. Он осведомлен о музыкальном материале и направлениях, он знает о моде и одежде, что сейчас популярно. Все это для того, чтобы быть звездой рок-н-ролла. Мечта Роджера – быть звездой рок-н-ролла, жить и дышать этим и он это делает. Разум Фредди где-то в другом месте, ведь он в своем творении и мирах, которые он прядет в своей голове. А Роджер на 100% связан с миром.
Он буквально излучает звук. Он завершающий холст, в который вложена гитара и бас. Не у всех барабанщиков это есть. Я до сих пор это отмечаю. Вы ищете это в барабанщике. Он полностью независим. Его грубость и тарелки пригодны в определенном месте. Я не могу даже объяснить это. Я не понимаю барабанщиков.


04. ТЫ МОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ.

Д.Д.: Когда мы записываем альбом, мы всегда вначале записываем фонограмму, обычно за две первые недели. Мы тратим много времени на ее создание. Это отнимает много времени. Затем мы проводим два queen_anato_04месяца, делая overdubs (Перезапись дорожки, наложение одной магнитофонной записи на другую). К концу альбома мы забываем, сколько времени мы потратили на фонограмму и когда мы ее сделали. Мы много репетируем, прежде чем приступить к фонограмме, ведь очень тяжело точно распределить роли, которые мы играем. Мы все четверо обращаем внимание на сторону производства. У всех нас есть определенные идеи, какое звучание и для чего мы бы хотели. Когда Фредди создавет определенные вокальные партии, он знает, какой звук он хочет. Брайан и я немного заинтересовались технической стороной. Как работает пульт, и для чего какая вещь отвечает. Я не возражал что-то записать, когда у нас будет больше времени для этого. В самом начале, когда мы записывали первый альбом, у нас было больше времени, ведь мы были не так известны. Мы записывали необычные вступления, чтобы этим заинтересовать компании грамзаписи. Теперь у нас гораздо меньше времени, отнимите oddweek (добавочная или нечетная неделя) или пару отпусков за последние четыре года. Мы очень заняты.

Н.Ч.: Мы записываемся отдельно друг от друга. Когда завершаются туры, каждый идет своим путем, а затем мы собираемся, и каждый играет новые песни. И то, что происходит, является гигантским процессом отсеивания, в котором мы узнаем, что песни скажут…

Р.Т.: "Не та, я буду играть с той" или типа того.

Н.Ч.: Мы смотрим на то, насколько отдельные песни соотносятся друг с другом. Так что мы смотрим на это в границах альбома в противоположность отдельным песням.

Р.Т.: Раньше мы пробовали внести большое разнообразие в каждый альбом.

Р.Т.: Мы никогда не записываем синглы ради синглов. Обычно мы записываем уже отобранный материал для альбома и только тогда мы выбираем, что будет синглом.
Думаю, это отражение одного или многих наших стилей… Все зависит от того, какой трек будет синглом, он должен быть без исключения самым лучшим треком, потому что сингл целиком слушают чаще самого альбома. Но их естественно не придумывают специально типа: "Давайте запишем что-нибудь для сингла", – потому что мы никогда не знаем, какой он получится.


05.’39.

Б.М.: Эта песня о человеке, который отправляется… Я не уверен заметно это или нет. Он отправляется в путешествие во времени. Он отправляется в космическое путешествие. Поскольку путешественник летает по кругу очень быстро, то он начинает испытывать обычный релятивистский эффект, так что когда он queen_anato_05вернется обратно, пройдет уже больше ста лет, хотя наш герой постареет всего на год. Вот о чем эта песня. В контексте песня о любви (смеется). По некоторым причинам она вышла в скайфл стиле (Skiffle – популярная музыка 50-х годов). Это произошло очень быстро, я всего лишь не забывал играть на гитаре, слова пришли сами. Это научно-фантастическая песня.
Вы всегда чувствуете как певец ее поет, он поет ее другим способом, отличным от вашего понимания, вы ничего не можете с этим поделать. Фредди поет лучше меня, но в некоторых моментах я чувствовал, что не раскрывается истинный смысл песни. Когда я это понял, я стал задумывать песню так, чтобы у нее вышло более широкое значение, зная, что оно изменится, когда песня будет исполняться перед аудиторией. В то время мы отчаянно набрасывали строки. У каждого из нас вышел отличный результат, и была большая борьба, выясняя, какая версия будет в альбоме. Для нас это был удивительный альбом, ведь мы почти потеряли надежду, у нас были большие проблемы с менеджером и мы были сломлены. Мы были на грани исчезновения, ведь мы много задолжали, были проблемы с контрактом и с руководством компании. Мы даже не могли покинуть рекордкомпанию, потому что были связаны контрактом. В общем, либо жизнь, либо смерть. Мы отправились к Джону Рейду, в то время он был менеджером Элтона. Джон Рейд сказал: "Я устраню ваши неприятности, а вы ступайте, и запишите лучший альбом из всех, кто-либо слышал". Итак, жизнь или смерть, пан или пропал. Так или иначе, песни "Ночи в Опере" со всеми ее компонентами мы приняли с такой радостью, мы были рады, что пошли на это. И я думаю, что да – это и прорыв для мира в целом.
У нас была безумная вера в себя. С самого начала мы были уверены в том, что в альбоме есть что-то особенное и в конце проявит себя. Думаю, раньше этому было трудно придерживаться, весь альбом был каким-то особенным, было много изучено в различных направлениях и многое было от сердца. Иногда Queen воспринималась СМИ с холодом и размышлениями, вы можете это заметить, если вы внимательно обратите внимание, в альбомах много изъянов и риска. Часть материала сильно обнажена, мы выставили наши эмоции и чувства вполне открытым способом.


06. МИЛАЯ ЛЕДИ.

Б.М.: Звук гитары пришел в мою голову прежде, чем я его воспроизвел, и это было удачей. У меня были разные типы усилителей. У меня была гитара, которую я сделал со своим отцом – это очень личный queen_anato_06инструмент. Нам потребовалось примерно два года, чтобы сделать его из разных кусков. Я перепробовал все различные усилители, и у меня никогда не выходило то, что я хотел. Однажды я зашел в "TopGear" на "WardourStreet", где мы теперь все месте отдыхаем, и где было несколько AC30s. Я включил A30s в небольшой тройной усилитель и внезапно звук запел для меня. В нем была та самая сила и вокальные качества. Это было то, что надо, что я искал.

Р.Т.: Когда я услышал игру Браина впервые, я был очень впечатлен контактом и тоном, там была мелодичность, которую я не слышал прежде. Контакт – часть тона, подобно вибрато. Думаю, это очень музыкальный и очень мелодичный стиль игры Браина.

Б.М.: Забавно вспоминать то же самое о Роджере, видя, как он настраивает свои ударные. Я никогда не видел, чтобы кто-то настраивал барабаны. Барабанщики, которых я знал, играли на том, что шло из магазина.

Р.Т.: Беспорядочно их лупить.

Б.М.: Роджер из ударных выводил очень мелодичные "рулоны", каких я раньше не слышал. Странно, у нас обоих об этом те же самые воспоминания.
Я считаю, что как группа мы многое знаем о звуке. Вы можете сделать замечательные записи и все распланировать, но если звук не достаточно хорош, никто не станет это слушать. Это то, о чем в наши дни умалчивают, о качестве звука. Качество жизненно важно.

Д.Д.: Я бы сказал, что гармоничное звучание и гитара Браина - главные сильные особенности, которые сделали нас отличными от любой другой группы. Вероятно, эти особенности самые важные вещи, по которым вы бы могли нас сразу узнать. У Роджера отличное звучание на ударных. Он очень заботится об этом, поэтому выходит такой звук. Очевидно, у Роджера и меня есть собственные способы и манера игры, но это не так отчетливо различается, как гармонии и гитарные партии.

Б.М.: Техники исполнения, которые мы развивали в себе, были близки к совершенству. "Играйте заново, мальчики. Убедитесь, что вы понимаете все ритмы правильно. После 60-ти раз все будет прекрасно". Мы сильно реагировали против таких слов. Я настоял на том, чтобы проиграли пленку сначала, а я начал соло, потому что это лучше чем, когда кто-то решит, где играть. Я мог бы изменить несколько битов, однако, сделав это в 50-ый раз, у меня уже не будет того чувства, какое было в начале. Думаю, мы были рано развившимися мальчишками и у нас всегда были свои решения.

Ф.М.: Очень трудно доверять людям. Особенно таким людям как мы. Мы очень нервозны, дотошны и суетливы и мы очень осторожны к выбору тех людей, которые работают с нами и становятся частью Queen.


07. СВИДАНИЕ НА МОРСКОМ ПОБЕРЕЖЬЕ.

Ф.М.: Когда вы говорите "водевиль", для меня водевиль – такие песни, как "Свидание на морском побережье"… единственное, на чем Браин там играл, был "Джордж Формби"… Господи, как она queen_anato_07называется? Гавайская гитара Джорджа Формби в "Ночи в опере". Я забыл название. О, дорогой, так или иначе… Боже, как она называется? "Ночь в Опере". Я буду думать о ней. В той гитаре, что в песне "Отдыхая в воскресный день" я тоже нахожу водевиль.

Б.М.: Была такая группа в 60-е под называнием "The Temperance Seven", она принесла все то, чем зажигают сегодня снова на площадках. Я многое слушал из их репертуара, аранжировки некоторых песен были удивительные. Кларнет, труба, тромбон – традиционная линейка джазового стиля. И пара других вещей, как саксофон или чего-то еще. Аранжировки настолько сложны и последовательность аккордов столь липкие и теплые, что все это, так или иначе, вошло в нашу музыку. И как только мы прошли подготовку, мы сделали это. Мы не хотели делать обычные трехаккородовые вещи, как это делали другие рок-группы.

Б.М.: Я могу узнать голос Фредди в транзисторном радиоприемнике на расстоянии в пять миль. Он довел до совершенства свое искусство благодаря первым четырем альбомам, и я помню, как он делал double tracking (Двухколейный. Нужен точный перевод). Его double tracking настолько точный, потому что он осуществляется поэтапно. Он научился ежеминутному контролю свого голоса. Замечательный инструмент. Можно сказать, что в голосе Фредди есть определенная кристальная грань, которой нет ни у кого.


08. ПЕСНЬ ПРОРОКА.

Р.Т.: Первый альбом наполовину продьюссировал Рой, а затем он полностью стал нашим продюсером. "Ночь в Опере" был нашим последним альбомом спродьюсированным вместе с ним.

queen_anato_08Н.Ч.: Дело было в студии "Trident". Раньше, во время создания первого альбома, "Trident" нас свел с Джоном Антони, которого мы на самом деле не переваривали, таким образом, после записи первого альбома мы послали его куда подальше. Мы записали второй альбом с Роем и Робином Кабл.

Р.Т.: "Trident" в то время был настоящей Меккой для продюсеров, я помню, что самый успешный материал Боуи вместе с Кеном Скоттом был сделан там.

Б.М.: Мы всегда очень много сил вкладывали в наш продукт, и мы всегда давили на Роя. И Рой в такие моменты сильно менялся, превращался в животное. Он становился… Я могу сказать все, что мне хочется про него, ведь он мой близкий друг. Я знаю, что он сказал бы то же самое и обо мне. Он начинал как инженер, который внедрялся в производство. Он был современным инженером в студии "Trident", знал технические приемы, так что он был таким парнем, с которым мы бы хотели работать с самого начала. Сначала Рой делал все сам, его пальцы были на всех микшерах, кроме тех случаев, когда там были наши, ведь мы сами всегда все микшировали. Рой сам всегда стабилизировал весь технический материал. К тому времени, когда мы добрались до "Ночи в Опере" это изменилось, он не захотел делать технический материал насыщеннее. Рой был больше, чем просто продюсер, он развивался.

Н.Ч.: Мы учились у него, а он учился у нас. Это было, как будто мы передавали его идеи. Как бы сплочение – Queen и Рой Бэйкер. Почему бы и нет? Он обучал нас, а мы его.

Д.Д: Мы пытаемся научиться всему, что можно сделать в студии. Это помогает добиться новых звучаний и идей. Нам всем было интересно, что можно делать в студии с технической частью. Если музыкант не понимает этого, то это ограничивает его идеи и в дальнейшем может проявиться на пленке.

Б.М.: Мы всегда думали, что было бы существенно не только в производстве, но и в каждой детали…

Р.Т.: Мы обучались благодаря тяжелому опыту.

Б.М.: В готовом альбоме с красивой обложкой и в концертных турах этого не заметно. Мы всегда пытаемся держать все под контролем.

Р.Т.: Мы живем в денежное время. Иногда противно обсуждать денежные суммы, однако, они учувствуют в процессе. Люди очень умные и ничего не развращает их как большие деньги, вы должны быть очень осторожны.

Н.Ч.: Еще с самого зарождения музыкальной прессы, она была заинтересована этой темой. Прессе нравиться копаться в жизни группы и находить что-то специфичное, скандальное, только это им и надо. Мы бунтовали и хотели делать то, что считали нужным и не соглашались с тем, что говорила о нас пресса. Своего рода скандал был еще на ранних стадиях…

Р.Т.: Это началось в первый день выхода альбома. Плюс еще факт в том, что перед нашим первым релизом мы были никому неизвестны и даже после выхода мы не стали внезапно известны, но, по крайней мере, мы были услышаны. А прессе нравиться думать, что они влияют на нас, что они что-то предсказывают. Мы появились внезапно, мы играли довольно большому количеству людей, и я думаю, это застало людей врасплох.

Б.М.: Вокальная часть и музыкальные гармонии были частью нашей первоначальной мечты, я думаю, даже первоначальным видением. Я помню как мы еще, будучи группой Smile спускались в пещеры Корнуолл, в поисках наших гармоний и, торжествуя в области звука, мы сталкивали их друг с другом. Это было частью нашего видения. Если бы мы могли создать такой звук в студии, вы бы реально ощутили всю невероятно блестящую, яркую, широкую гармоничную глыбу и безмолвную тяжесть под вами. Beatles достигли гармоничного звучания, но под ним не было той почвы, что мы хотели. Я не знаю, является ли здесь "почва" правильным словом. Скорее это сила, мощь, неразвитая сила. Но никто не шел тем, путем, который мы видели.

Р.Т.: Созвучия могут быть опасны. Они могут довести тебя до посредственного, попсового уровня. Мы пытались этого избежать, чтобы быть предельно честными по поводу таких вещей, не делать их слишком теплыми, слишком мягкими и гладкими. Нам повезло с комбинациями голосов. Трое из нас кто в основном поет, имеют совершенно разные голоса, но они на самом деле имеют тенденцию хорошо сочетаться вместе благодаря таким различиям. У меня очень резкий, довольно грубый и высокий голос. У Браина хороший, мягкий голос. А Фредди обладал сильным голосом с широким диапазоном. Мой голос не столь хорош в низком диапазоне, однако он очень хорош в высоком.

Р.Т.: Когда мы записывали первый альбом, Браин сделал много вещей на гитаре, демонстрирующие своеобразные гитарные гармонии. В то время это было новым, и подолгу обсуждалось в Англии… Я могу упомянуть газету Криса Уэлча "Melody Maker", известная своими неточностями и искажениями фактов – там писалось, что в альбоме часто использовались синтезаторы. Но конечно там была только гитара и мы тому свидетели. Мы поставили точку (объяснили)… Синтезаторы в то время были монофоническими, вы не могли на них играть аккорды. Однажды в студии мы попробовали играть на большом ARP и все, что мы могли сделать, вы бы тоже смогли повторить своим телом. Ваше пуканье могло быть даже лучше…

Б.М.: Сортирный ролл (от слова рок-н-ролл) (смеется).

Р.Т.: С огромным количеством органического подтекста.

Мы ненадолго отложили ранние синтезаторы и решили, что мы об этом сообщим. Дадим понять в следующих четырех альбомах, что в них нет никаких синтезаторов. Это стало чем-то вроде маленькой фишки.

Н.Ч.: По сути это было полезно, полезно для альбома, потому что люди думают, что гитары не подходят для этого – нужны синтезаторы. Мы просто говорили людям купившим наши записи, что это не были синтезаторы, и что Браин может воссоздать эти звуки благодаря своей замечательной гитаре.

Б.М.: Я не мог пойти на такие вещи. Я вспоминаю кучу бумаг с ярдами неразборчивого кассетного материала, и я не мог принять любую из этих идей. Я думал, что в те дни это могло не понравиться, это сведет вас с ума, ведь у меня было ощущение того, что вы должны были изучить каждый укромный уголок, каждый нюанс, чтобы понять. Если честно это было что-то вроде кошмара (смеется).


09. ЛЮБОВЬ МОЕЙ ЖИЗНИ.

Б.М.: Мы были очень взволнованы. Это было так, словно мы осуществили свою мечту. Мы узнали о том, что сможем совершить тур, мы могли записать альбомы, которые будоражили бы людей. И все это слилось. В то время эти две вещи блестяще работали вместе. Что бы мы ни писали для альбома, queen_anato_09половиной мозга мы думали о туре и, наоборот, в ходе тура мы придумывали песни для следующего альбома. Мы были очень свободны в нашем подходе и действительно пьянели от того, что делала аудитория, ведь тогда это был большой подъем (развитие, рост группы). Я помню, когда мы совершали тур по разным местам, люди пели вместе с нами, такое великолепно чувствовать. Вас начинают переполнять эмоции. Мы думали: "Все хорошо, что хорошо кончается". Люди приезжают на концерт, потому что они хотят впитать то, что они видят, они тоже хотят участвовать, от многого хотят освободиться, выплеснуть наружу.

Ф.М.: Было время, когда я хотел делать шоу, где бы зрители только кричали, когда мы что-нибудь играем. Теперь я бы предпочел, чтобы зрители слушали, что мы играем и у нас для этого чертовски хорошее время.

Б.М.: У зрителей произошла взаимосвязь с группой. Мы обнаружили, что у нас со зрителями возникла очень хорошая отдача, группа вошла в первый период реальной зрелости. Мы совершили несколько концертных туров и обнаружили, что замечательно в это вписываемся. У группы была собственная жизнь, которая была бесспорна, вам трудно вообразить, как это было. Вы только знали, что вам было здорово.
Мы друг к другу были очень критичны. Был демократический баланс. И когда люди начали закидывать нас оскорблениями взятыми из СМИ, это не так сильно вредило, ведь мы говорили друг о друге еще хуже. Как группа мы были очень сильны. Я всегда думал, как это должно быть тяжело, быть начинающим сольным исполнителем, потому что у вас нет того единства и стены от внешнего мира. У нас это было.

Р.Т.: В Queen мы хотели делать все правильно и как можно меньше ошибаться, расходуя весь наш опыт. Мы пытались избежать главной инурительной работы, мы пытались подниматься по лестнице небольшими шажками. Кажется, это работало весьма хорошо.

Ф.М.: Это был тест на выживание. Мы бы могли уйти, сказав, что с нас хватит и начать жить счастливо, но мы здесь не для этого. Мы здесь, чтобы создавать музыку. Я размышляю, что бы я еще мог делать? Но эта вещь интересует меня больше всего. Вы не знаете, что это значит писать песни, которые фактически ценят люди. Это замечательное чувство.


10. ХОРОШАЯ КОМПАНИЯ.

queen_anato_10Б.М.: У моего отца была гавайская гитара Джорджа Формби. Она была первым инструментом, на котором я когда-либо играл. Джордж Формби был автором этого стиля игры – ритмичного и в то же время немного мелодичного, он играл от верха, до основания гитарных струн, создавая небольшие мелодии. В действительности я очень слабо копирую тот стиль, но я им интересуюсь…

Р.Т.: Вы начинаете болеть им, не так ли?

Б.М.: Прости.

Б.М.: Это было моим небольшим фетишем. Я любил все традиционные джазовые композиции, и одна из моих любимых вещей должна была состояться в Новом Орлеане. Я долгое время пытался попасть в джазовый оркестр, ведь я вырос, слушая мелодии трубы, тромбона и кларнета. Я отчасти знал материал, который они будут играть, их звук не был достигнут гитарой, а люди из оркестра должны были понять, что значит гитарный джазовый оркестр.

Ф.М.: Факт в том, что мы создаем разные вещи, экспериментируем и удостоверяемся, что мы приобретаем разную аудиторию. Мы не хотим отказываться от наших старых поклонников, я надеюсь, что они всегда с нами. Вы всегда это улавливаете. Некоторые люди подобны… Когда вы придумываете альбом, вы не сможете удовлетворить вкус каждого. Название "Queen", которое мне нравится – случайное. Четыре автора пишут совершенно разный материал, и так мы нравимся большей аудитории, чем у других групп.

Б.М.: Мы соглашаемся с каждым, кто бы из нас сказал: "Доверьтесь мне, у меня есть отличная идея, придерживайтесь ей". К каждой песне было свое отдельное начало, а затем мы соединили несколько таких, как середина "Богемной Рапсодии", соло и все остальное. Но даже если песня вернется к своему автору, она останется его личной песней. Если этот автор почувствует, что соединенный материал неверен, он его выбросит. Думаю, именно поэтому, в то время имел смысл предоставить выбор разным людям. Автор всегда был бы ответственен за все варианты песни без исключения.

Б.М.: Если вы говорите о людях, которые недоумевают, не понимают, что происходит с Queen, вероятно они не понимают, что здесь присутствует доля юмора. Мы всегда были на грани самоанализа и самопародии. Думаю, что те люди, кто не поняли этого, в основном были журналистами, они пропустили факт того, что мы смеемся над самими собой и это главное недоразумение. Это то о чем вы не говорите своим поклонникам, ведь они и так это понимают, они находят в этом гуманность. Они чувствуют надежность в нас, если вам так нравится.


11. БОГЕМНАЯ РАПСОДИЯ.

Ф.М.: Когда я сочинял "Богемную Рапсодию", у меня уже была песня "Мы – чемпионы", но я чувствовал, что она не соответствовала тому времени и спустя два или три года я снова к ней вернулся. Где вы. Вы можете не отвечать.

queen_anato_11

Б.М.: Никто не хотел выпускать "Богемную рапсодию" в качестве сингла. Все говорили, что никто не будет ее крутить, так как она очень длинная.

Р.Т.: Никто, кроме нас не хотел этого.

Н.Ч.: Не сказать, что мы всегда правы.

Р.Т.: Мы нет.

Н.Ч.: Выбор сингла является очень трудным делом, в этом деле нет безоговорочного хита. Нет такой песни. В случае с "Богемной рапсодией" был большой риск и это сработало. Эта песня была бы успешной или провальной. Знаете, это как…

Н.Ч2.: Нахлынет нелегкая жизнь.

Н.Ч2. и Р.Т.: Круиз без удовольствия.

Б.М.: Мы были очень уверены в себе, едва останавливаясь, чтобы обдумать план. Мы были энергичны, нахальны и все казалось очень ясным.

Р.Т.: На самом деле не было никакого плана, что случилось, то случилось. Однажды приехах Фредди, у него была полностью исписана задняя сторона телефонной книги. Он описал каждую гармонию, думаю, он спланировал всю песню мысленно. Он точно знал, как он хотел, чтобы она звучала. Эта песня, на самом деле, она… Она принадлежала ему – это его. Половина времени мы действительно не знали всего, какая она будет, как мы ее будем играть... Настолько… она была удивительной. В ней имеется обширное гармоническое звучание, и у Фредди большинство из этого было в голове заранее.

Б.М.: Фредди проводил большое количество времени, делая небольшие примечания к песне. Он бы присвоил названия всем этим примерам, если бы у него получился тот гармоничный звук, какой он воспроизводил на пианино и у него была структура. В те дни он был очень подготовленный. Позже это изменилось, он стал более инстинктивным, но на тот момент все было в его голове и на листках бумаги. В то время я был в диспетчерской, когда они записали backing track (возможно "задний план") для "Богемной Рапсодии". Обычно это было либо гитара с басом и ударными, либо фортепьяно с басом и ударными. Рапсодия была вторым случаем. Я сидел в диспетчерской с Роем, а другие записывали… все эти небольшие промежутки. Для нас было тяжело понять, что же Фредди имел ввиду. "Это оперная часть, это хардроковая часть, это такая-то часть". Постепенно все приобрело форму.

Н.Ч.: Это было настоящей гигантской задачей, песня была сделана их трех определенных частей соединенных вместе, каждая из которых требовала большой концентрации. Оперная часть в середине была самой накладной, думаю, все потому что мы хотели переделать оперную часть трех из нас, а это вовлекает в огромную возню с multitracking (многодорожечность, многоканальность). Я, Брайан и Роджер расширили 160 частей хорового эффекта до 200 для троих из нас.

Р.Т.: В ней большой диапазон гармонического звучания. Он окутывает вас, звук становится все шире и шире, снова и снова. Каждый должен был исполнить свою небольшую часть множество раз. Должны изучить все разнообразные детали. Некоторые были… Из скольких частей…?

Н.Ч.: Часть "Нет, нет, нет" возрастает. Мы сидели, исполняя "Нет, нет, нет" примерно 150 раз, сходя с ума.

Р.Т.: Запись вышла четкая, чистая. Искренняя.

Н.Ч.: В то время были 16-ти трековые студии.

Р.Т.: Да.

Н.Ч.: А теперь они 24 или 32-х трековые.
Но поскольку мы сделали так много с 16-ти трековым overdubs (Перезапись дорожки, наложение одной магнитофонной записи на другую), накладывая дорожку одну на другую, поэтому запись вышла такая чистая. Только не вышло больше.

Р.Т.: Пленка прослушивалась множество раз, перезаписывалась, окислялась, изнашивалась.

Р.Т.: Было много работы и в большей части утомительно, однако после трех часов пения было здорово. Здорово, что вы можете услышать эту оперную небольшую часть песни. Она могла быть длиннее, но нет. Здесь мы должны были остановиться.

Б.М.: Это был большой шаг для нас, ведь никто не делал такого раньше.

Р.Т.: Хоть эта замечательная песня, она, в некоторой степени, весьма серьезная, в этом присутствует большое чувство юмора, особенно в средней части этой смеси – шуточной оперной части. Мы думали, что она будет веселой. Удивительная, захватывающая, веселая, значимая, но забавная.

Н.Ч.: Кто-то сказал, что она похожа на Cecil B De Mile Уолта Диснея, которая является, по сути, скажем, группой Beach Boys.

Р.Т.: Думаю, мы знали, что она станет особенной. Мы не ожидали, что она будет так популярна, какой она вышла, но мы думали, что она будет особенной и спустя несколько недель мы убедились в этом. Мы подозревали, что в ней было что-то особенное.


12. БОЖЕ, ХРАНИ КОРОЛЕВУ.

queen_anato_12Ф.М.: В дни "Богемной Рапсодии" мы были возмутительными и прогрессивными и именно поэтому все получилось. Если бы мы начали угождать вкусам людей и говорить то, что они хотят слышать, была бы обратная реакция типа: "Боже мой, это то, что мы делали раньше и то, как мы это делали и то, в чем мы собираемся пребывать". Мы пошли против правил, против мнений людей, если им так нравится, а им так нравится. Мы не боялись того, что мы делаем такие вещи… Мы не следим за модой, не слушаем слова "это современно" или призывам "вперед, сделаем это". Мы так поступаем всюду, под маркой "Queen".

Перевод: Егор Скрипко aka Shman. v1.1.
Корректор: Ellinida.
От 3 августа 2010 г.



Меню сайта

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Прочие мои проекты

  • Псебай Асс Тур - Сайт об Мостковском районе
  • Александра Троицкая - Мир За Холстом. Живопись. Графика. Стихи
  • Русский той в Томске
  • Русскоязычный сайт о группе 2 Unlimited
  • iPetition - Shakira Official Videography and Previous Tours for DVD Release
  • Голосования

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 43

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Счетчики

    Рейтинг@Mail.ru