Главная | Регистрация | Вход | RSS Воскресенье, 22.10.2017, 04:10
Приветствую Вас Гость

 Личный сайт Егора Скрипко

Интервью Брайана Мэя и Роджера Тейлора. Мюнхен. 1982г.
(From DVD "Queen on fire. Live at the Blow").
Перевод русских субтитров.


Ж – Журналист.
Б.М. – Брайан Мэй.
Р.Т. – Роджер Тейлор.

Ж.: Итак, вы можете поведать нам о содержимом вашего тура и как он проходит? Каковы ваши впечатления?

Б.М.: Было очень здорово. Мы не можем дождаться, когда будем в Вене. Мы зажжем, когда будем в Вене. br_and_rog_1Так что будьте осторожны. Замечательно. Мы продали уйму билетов и мы не получили кучу жалоб. Было отлично. Круто.

Р.Т.: Да, у нас новое световое шоу, которое будет интересным. Прошло много времени с тех пор, как мы были в Вене, и вы пропустили пару наших последних световых шоу, но это шоу лучшее из всех, какие у нас были. Мы над ним все еще работаем. К тому времени, как мы доберемся, все должно работать хорошо.

Ж.: Впечатляет. Вы можете нам рассказать, сколько у вас уходит времени на подготовительные работы, прежде чем разместить все на сцене?

Р.Т.: Приблизительно три минуты.

Нет, обычно вначале происходит большое планирование технических этапов, мы смотрим чертежи того, что мы задумали, мол «Так будет хорошо» и затем создаются модели освещения и других конструкций, которые нам понравились, и мы работаем над этим с нашим тур-менеджером Джерри Стикеллсом. На этапе строительства конструкций мы репетируем, тестируем и смотрим, как все работает.

Б.М.: Конструкции постоянно изменяются, потому что строение имеет множество степеней свободы, это неконтролируемо. Они почти как животные. В них должна измениться схема поведения. Сделать так, чтобы один человек мог фактически управлять ими немного лучше. Но они требуют огромных усилий, потому что они взаимодействуют с исполнителями. Мы пока привыкаем к этим конструкциями, как сказал Роджер, нам нужно время, чтобы к нам привыкнуть.

roger1Р.Т.: Потому что это не стандартное оснащение, оно спроектировано специально для нас. Оно единственное в своем роде, это очень интересно – работать с новыми видами освещения.

Ж.: Официально вашей группе уже 10 лет. Считаете ли вы, что в наши дни очень трудно оставаться так долго вместе, в качестве группы?

Р.Т.: Да (смеется).

Б.М.: Да, это тяжело. Весьма необходимо оставаться вместе. Это самое основное – быть вместе. Самое главное условие существования успешной группы – вы должны оставаться вместе. Звучит глупо, но многие люди забывают об этом. Некоторые люди добираются до определенной точки, и они думают, что смогут это сделать самостоятельно, а вы нет. Единственный путь, благодаря которому нам удается оставаться вместе – сохранять равновесие между нами и знать, когда пора оставить друг друга в покое. Мы – четыре очень разных человека, и со временем это становиться еще более очевидным. Таким образом мы просто сдерживаем друг друга и даем друг другу главенствовать в определенных направлениях.

Р.Т.: Между прочим, это хороший вопрос. Ведь это очень просто, но, по сути, многие группы это не

  реализуют, позволяя своему эгоизму, разрастись и после небольшого успеха они думают: «Я слишком хорош для группы» и уходят, покидают группы, и группы разваливаются. Понимаете? Очень важно не сделать этого, очень немногим группам удается объединиться надолго. Быть вместе на самом деле – замечательно.

Ж.: Вы думаете, что возможно, понятие общности в группе немного изменилось. Например, 10 лет назад вы были всегда вместе, а теперь вы собираетесь только для подготовки своего материала и записи, и затем у каждого члена группы есть свободное время. Это, скорее, имидж группы, или же работа в группе немного изменилась с 60-х?

Р.Т.: Это сложно, потому что когда мы начинали, мы практически жили вместе, но сейчас мы работаем, мы не работали в то время много, потому что мы никому не были нужны. Но сейчас очевидно, что мы не живем вместе, мы живем отдельно, но мы много работаем. И мы видим друг друга также часто, как и раньше. Все поменялось, но мы все еще часто видимся. Фактически это вызывает отвращение.

Б.М.: Отвратительно.

Ж.: Можете ли вы рассказать нам о вашем новом альбоме "Hot Space"? Скоро он поступит в продажу. Как только мы это услышали, мы воскликнули, что это опять будет что-то особенное. Не думаете ли вы, что в некоторой степени характеризует вашу группу то, что вы не всегда продолжаете начатое в предыдущем альбоме? Можете ли вы сказать нам что-нибудь об этом?

Б.М.: Мы чувствуем… что нам надоедает то, что мы делали раньше, или делал кто еще. Это здорово, ведь так создается особенный стиль музыки. Затем мы обычно говорим: «ОК, сделано. Давайте попробуем что-то другое». На этот альбом у нас ушло много времени. На его завершение мы отвели себе девять месяцев и в течение этого времени мы записали еще больше песен, чем нам было нужно, и мы отказались от звука, какой, казалось, мы делали прежде, таким образом, получилось очень разнообразно. Некоторые люди будут этим действительно шокированы. 

br_and_rog_2Р.Т.: Не только этим.

Б.М.: В большей части.

Р.Т.: Чем-то еще.

Б.М.: Это так!

Р.Т.: Заткнись. Бывает, случайные вещи ненадолго возвращаются, и это не ново, но многое очень изменилось для нас. (обращаясь к Брайану) Вы с этим согласны?

Б.М.: Да. br_and_rog_3 Извините, какой был вопрос? Ах да, тур. С турами по-прежнему все также, даже лучше (смеется).

Ж.: Мы брали интервью у Мэка…

Р.Т.: У кого?

Б.М.: Мэк…

Ж.: …который работал с вами в течение долгого времени раньше и немного сейчас. Какого ваше впечатление от него? Что вы о нем думаете?

Б.М.: Он - немец.

Он - великолепный. У нас в студии он был важной шишкой, ведь благодаря ему, мы достигли той ступени, на которую рассчитывали и все за прошедшие 8 лет? У нас были свои собственные методы, чтобы многое сделать. Музыка изменилась, но звук был немного статичным, а Мэк все поменял. Он сказал: «Мы можем попробовать пойти другим путем». Вначале нам было трудно работать, у нас были небольшие споры, но все-таки на начальных этапах мы получили больше возможностей, чтобы сделать звук еще лучше.

Р.Т.: Да, действительно необыкновенно. Он нас научил, как снова быть проще – если вы понимаете, что я имею в виду – и использовать студию более эффективно. У нас были действительно очень хорошие рабочие отношения. Он очень терпеливый человек.

Б.М.: Он замечательный. Наверное, он отличный парень… Он лучше всех в мире знает, как записать ударные. У него действительно есть новые методы в этом деле.

Р.Т.: Да, замечательно.

Б.М.: Такое бывает. Или это проявляется, хотя…

Р.Т.: Все остальные используют 12 микрофонов, Мэк использует четыре и получает звук, такой, какой планирует.

Ж: Хотите сказать, что работа звукорежиссера – тоже творчество…?

br_and_rog4Б.М.: Да

Р.Т.: Да, точно. Теперь он считает так же. Наши взгляды во многом сходны.

Б.М.: Да, мы стали хорошей командой. Фактически, когда мы слушаем наши старые записи, звучание кажется старомодным по сравнению с тем, что мы делаем теперь. Записывать звук распространенным американским способом теперь является старомодным для нас.

Р.Т.: Да.

Б.М.: Есть способ сделать лучше. Все не должно быть сверхкрутым, многое можно сделать с естественным звуком. Звучит дерьмово, но это работает. Делается очень просто, а звучание хорошее.
Что еще можно сказать?

Р.Т.: Wellmeister Мэк. (Weltmeister (нем.) – «чемпион мира»).

Ж.: Вы предпочитаете работать в студии или путешествовать? Что вас больше привлекает?

Б.М.: Путешествовать.

Р.Т.: Да, я тоже так думаю. Путешествовать здорово. Но это очень надоедает и утомляет. Вы можете заметить, что сейчас мы очень покрасневшие и уставшие. Дорога утомительна, но она очень забавляет и очень стимулирует, вы получаете большую отдачу. Студия - это длинные периоды скуки, а затем короткие периоды волнения, когда вы сделали что-то хорошее. Столько работы уходит на каждую мелочь. Это трудно.

Ж.: Есть ли у вас трудности с тем, чтобы обеспечить на сцене студийноезвучание?

Р.Т.: Да, всегда.

Ж.: Как вы над этим работаете?

Р.Т.: На самом деле мы этого не делаем, не так ли?

braiinБ.М.: Нет, мы всегда говорили, что мы не хотим повторять записи на сцене. Мы хотим, чтобы сцена сама по себе была опытом. С песнями то же самое, если вначале им предстоит одна обработка на сцене, то позже они получают иную. В этом туре мы пошли на одну уступку. У нас есть клавишник, который находится позади и выручает нас, вливаясь в те партии, которые мы не смогли сделать, и это немного помогает. В большинстве случаев вы повторяете запись на сцене и ничего более. Мы же считаем, что вряд ли стоит это делать, ведь вы их можете послушать на кассете. Нам нравится делать неповторимые представления, каких никогда больше не будет.

Р.Т.: Это другая среда и должна рассматриваться иначе, ведь сцена должна быть захватывающим опытом. Что касается нас, мы чувствуем , что это должен быть захватывающий визуально-звуковой опыт. Пытаться создавать звук в точности как в записях - ошибка, так мы не делаем. Мы экспериментируем и получаем от этого удовольствие, атмосферу, волнение, обстановку. Я предполагаю, что это…

Ж.: Хороший вариант.

Р.Т.: Это другой подход.

Ж.: Вы считаете, что визуальная часть становится все более и более важной.

Б.М.: Не более, а действительно важной.

Р.Т.: Не более, чем это было всегда. Это всегда было важным, когда люди проводят много времени, создавая что-то правильное

Б.М.: Мы всегда так думали. Когда мы начинали, было немодным так думать, затем это вошло в моду, потом, с приходом панка и новой волны, снова вышло из моды, а теперь эта мода вернулась снова. Это движение по кругу, не так ли?

Перевод: Егор Скрипко aka Shman. v1.2.
Корректор: Ellinida.
От 17 сентября 2010 г.



Меню сайта

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Прочие мои проекты

  • Псебай Асс Тур - Сайт об Мостковском районе
  • Александра Троицкая - Мир За Холстом. Живопись. Графика. Стихи
  • Русский той в Томске
  • Русскоязычный сайт о группе 2 Unlimited
  • iPetition - Shakira Official Videography and Previous Tours for DVD Release
  • Голосования

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 43

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Счетчики

    Рейтинг@Mail.ru